Россия, 610025, г. Киров, ул. Деповская, д.10
                  Настоятель: о. Григорий Зволиньски
                      Proboszcz: ks. Grzegorz Zwoliński
                       телефон/факс: +7 8332 375798
 Электронная почта: prolife.viatka@gmail.com - личный адрес
                     catholic1.viatka@gmail.com - приходской адрес
Католический Приход в Кирове (Вятке)

Структуры греха против не рожденной жизни

Глава из книги Папы Иоанна Павла II «O życiu»

WYDAWNICTWO m, Краков 1999 г.

 

Структуры греха против не рожденной жизни

            Из всех преступлений против жизни, какие только может совершить человек, прерывание беременности имеет отличительные черты, которые делают из него особенно серьезное преступление, достойное осуждения. II Ватиканский Собор приравнивает его к детоубийству и называет «ужасным преступлением».

            Однако сегодня многие люди плохо понимают данное зло, и постепенно их совесть притупляется. Менталитет, обычаи и даже государственные законы одобряют прерывание беременности, что является явным признаком невероятно тяжелого кризиса морали. Человек постепенно теряет способность отличать добро от зла, даже когда речь идет о фундаментальном праве – праве на жизнь. Перед лицом столь тревожной ситуации, сегодня особенно необходимо мужество, которое позволит посмотреть правде в глаза и назвать вещи своими именами, не поддаваясь выгодным компромиссам, или искушениям обмануть самого себя. Категорично звучат слова предостережения пророка: «Горе тем, которые зло называют добром, и добро – злом, тьму почитают светом, и свет – тьмою» (Исаия 5,20).

Именно в случае прерывания беременности сегодня часто можно услышать неоднозначные названия, такие, как, например, «процедура», которые стремятся скрыть истинную суть вещей и облегчить его тяжесть в сознании и в суждении людей. Кажется, само речевое выражение уже указывает на смятение беспокойной совести. Но ни одно слово не может изменить действительности: прерывание беременности, вне зависимости от того, каким способом оно совершается, - это сознательное и прямое убийство человеческого существа в начальной стадии его жизни, охватывающей период между зачатием и рождением.

            Моральная тяжесть прерывания беременности показывает себя во всей своей правде, если признает, что речь идет здесь об убийстве, а особенно, если в подробностях будут рассмотрены все сопутствующие обстоятельства. Тот, кого убили – это человеческое существо у начала своей жизни, и это существо наиболее невинно, так, как вообще можно себе представить: нельзя сказать, что это агрессор, а уж тем более, несправедливый агрессор! Это существо слабое и беззащитное, до такой степени, что оно ничем не может защитить себя. Даже не может, как новорожденные дети, пищать и плакать. Оно полностью вверено заботе и опеке той, которая носит его в своем лоне. Но иногда именно она, мать, принимает решение и требует, чтобы убили это существо, а бывает, что и сама убивает его.

            Это правда, часто прерывание беременности является для матери драматическим и болезненным переживанием, потому что решение избавиться от зачатого плода не принимается из чисто эгоистических соображений, ради выгоды. Женщина идет на это, чтобы спасти такие важные блага, как свое собственное здоровье или достойный уровень жизни других членов семьи. Иногда приходит страх, что зачатое дитя должно будет жить в таких плохих условиях, и что будет лучше, если оно не родится. Однако такое мнение, как и прочие, какими бы серьезными и драматическими они ни были, никогда не смогут оправдать умышленного лишения жизни невинного человеческого существа.

            Решение об убийстве ребенка, который еще не родился, часто принимает не только мать, но и другие люди. Виновен может быть, прежде всего, отец ребенка, и не только в том случае, когда он непосредственно уговаривает женщину прервать беременность, но также, когда он косвенно становится причиной того, что женщина принимает такое решение, оставшись в одиночестве со всеми теми проблемами, которые связаны с беременностью. Таким образом семья получает смертельную рану, и становится обесчещенной в своей природе, ведь семья – это община любви, и в своем призвании, как «святилище жизни». Не стоит также забывать о том, что иногда на женщину оказывает давление и более широкое окружение – семья и друзья. Нередко на женщину нажимают так сильно, что психика не выдерживает, и женщина вынуждена дать согласие на прерывание беременности. Нет никаких сомнений, что в этом случае моральная ответственность особенным образом ложится на тех, кто прямо или косвенно заставил женщину прервать беременность. Ответственность несут также врачи и работники здравоохранения, когда они посвящают служению смерти те знания и способности, которые приобрели для того, чтобы служить жизни.

            Ответственность лежит и на законодательных органах, которые поддержали и утвердили законы, допускающие прерывание беременности, и на руководителях учреждений здравоохранения (разумеется в той мере, какая от них зависит), где проводят операции по прерыванию беременности. Общая и не менее серьезная ответственность лежит на тех, кто послужил распространению сексуальной вседозволенности и легкомысленного отношения к материнству, а также на тех, кто обязан был позаботиться (и не сделал этого) об успешной политике, касающейся семей, особенно многодетных или столкнувшихся с особенными материальными трудностями и трудностями в воспитании детей. Наконец, не стоит легкомысленно относиться к организованному заговору, составленному международными институциями, фондами и сообществами, которые ведут организованную войну, стремясь легализовать и распространить аборты по всему миру. В этом смысле проблема прерывания беременности выходит за рамки ответственности отдельных людей, а причиненное зло принимает далеко идущий общественный характер: прерывание беременности является невероятно болезненной раной, нанесенной обществу и его культуре теми, кто должен созидать и охранять его. Как я написал в моем «Послании к семьям» (List do Rodzin): «Мы стоим перед лицом небывалой угрозы не только отдельным единицам человеческой жизни, но всей нашей цивилизации» (п. 21). Мы стоим перед лицом того, что можно назвать «структурой греха», направленной против еще не родившейся человеческой жизни.

Evangelium vitae, 58-59

Перевод с польского Юлии Красненковой

Visitorcounter

Today 13

Yesterday 115

All 673677

Currently are 14 guests and no members online

Konta bankowe / банковских счетов